В СССР ПРИОРИТЕТ БЫЛ ЗА ТЕАТРОМ ИЛИ КИНО? КРИЗИС СОВЕТСКОЙ СИСТЕМЫ ЗАКАЗА И ПРОДВИЖЕНИЯ ИСКУССТВА. КРИЗИС ПАРТИЙНОСТИ

Говорить о финансировании культуры и искусства государством и забывать советский опыт было бы в корне не правильно. В СССР культура и искусство полностью финансировались государством. И к этому уникальному опыту мы попробуем присмотреться подробнее.

Наверное, вопрос, что в СССР было в приоритете театр или кино – скорее риторический. Ответ однозначен для всех, кто застал времена СССР. Кинотеатр был в самом малом городе. А кинозал был обязательным атрибутом любого сельского клуба. До отделенных поселков добирались кинопередвижки. Телевидение служило дополнительным проводником кино. Практически традиционно, по будням, после работы семья собиралась за ужином перед телевизором, чтобы посмотреть «Мгновенья», «Вечный Зов» или «ТАСС уполномочен заявить». И на следующий день в столовых и курилках обсуждались перипетии сюжета. А кто припомнит, чтобы где-то за пределами узкого круга театралов обсуждалась последняя театральная премьера? Все помнят журнал «Советский Экран», который издавался в цвете, а «Советский Театр» не существовал в принципе. Возможно, были какие-то издания посвященные театру, но в «Союзпечати» их не продавали. Да, «Таганка» или «Современник» ставили примечательные спектакли. Но давайте по-честному, кто даже из москвичей бывал в «Театре на Таганке»? Того же Андрея Миронова знали сначала как Гешку Козодоева из «Бриллиантовой руки», и только где-то потом – как Хлестакова из «Ревизора» в «Театре Сатиры».

Понятен и приоритет властей. Пренебрегать таким мощнейшим средством пропаганды было глупо. Не будем забывать и колоссальных сборов в кинопрокате. Я слышал, что государство имело от кино на уровне доходов от торговли алкоголем. Не возьмусь твердо утверждать, но мне кажется, что это утверждение не далеко от истины. На уровне «догматов» это выразилось в высказывании В.И. Ленина, что висело на видном месте в каждом кинотеатре: «Из всех искусств для нас важнейшим является кино».

И Власть активно использовала кино для работы с массами. В качестве примеров можно привести фильмы «Вражьи Тропы» — агитка за колхозы; «Светлый Путь» — советская индустриализация и новые возможности для советских людей в новой стране; «Она защищает Родину» — прямой призыв убивать гитлеровцев везде и самым жестоким образом; «Карнавальная ночь», возвестившая о начале «оттепели».

Со стороны власти всё шло в духе «генеральной линии». Официально это называлось «партийностью». Причем партия подразумевалась одна. В 1977-м году «руководящую и направляющую роль» закрепили в Конституции.

Здесь нужно остановиться на одном интересном моменте, связанном с кино. Это уровень обобщения. То, что происходит на экране, воспринималось как «везде», а то, что за дверями кинозала – как «тут у нас». «Тут у нас» были трудности и «перегибы на местах», а «везде» — всё было правильно. До поры.

Рос уровень образования и общей культуры населения. Рос уровень информированности. И здесь общий кризис государственной идеологии отразился и на кинематографе. Начнем с того, что обещанный в 1980-м году коммунизм не наступил. Скорее наоборот. О том, что «везде» — это как у нас, а на экране – киносказка, задумывалось всё больше и больше людей. Серьезную роль в этом сыграли альтернативные официальным силы, которые также работали в кинематографе. Ярким примером можно считать рязановский «Гараж». Не самые положительные с точки зрения «Кодекса строителя Коммунизма» персонажи выглядели гораздо реалистичнее и убедительнее тех, что были выверены идеологически. В них легко узнавались соседи по подъезду или коллеги по работе. К концу 1980-х наш кинематограф качнулся в другую крайность. Экраны СССР захлестнул поток «чернухи».

Подчеркну ,что не являюсь экспертом в области театра, но и до меня доходили слухи о почти диссидентских постановках «Таганки». Причем актеры и режиссер ходили в неком героическом ореоле.

Самое удивительное в этой ситуации то, что все фильмы снимались по заказу Гостелерадио или иных официальных структур. Театры финансировались из госбюджета. Получается, что государство, деньгодержатель само финансировало в том числе своих разрушителей.

 

Время от времени я публикую исследовательские материалы по советскому периоду нашей истории, часто критические. Нередко меня обвиняют в нелюбви ко «всему советскому». Отвечаю: В советских временах мне нравится всё, ну почти всё. Не нравится одно – Советского Союза, со всеми его достоинствами, больше нет. И пример эстетической сферы, в частности кино, показывает, что располагая всеми, подчеркиваю всеми, ресурсами, СССР не сумел противостоять разрушительным процессам. Не смог купировать запущенные механизмы саморазрушения. Более того, вольно или невольно сам же эти процессы формировал и поддерживал.

И наша современная задача состоит в том, чтобы разобраться в советском опыте. И формируя политику государственного финансирования культуры и искусства, не повторить ошибок СССР.