СССР КАК БИЗНЕСМЕН

Печать

Автор: Магнитов С.Н. Категория: Советизм

1.
Попытки понять, почему рухнул СССР и что нужно сделать, что построить Россию без дефектов заставляет нас вникать в детали, но именно они приводят к пониманию накопившихся противоречий, которые, становясь критической массой, ставят крест на системе. Если в танке подвязать на веревку только один элемент – он может поработать, а двадцать элементов – это уже не танк, он работать не будет.  
Критическая масса противоречий иногда не замечается, потому что противоречия могут быть мелкими. А тем не менее становятся причиной перерождением системы.
Я хотел бы остановиться на одном выражении: «покупка (названием продукта) государством» (например, зерна государством). Слово «покупка» и есть небольшая деталюшка, которая превращалась в статью очернения. Когда западники начинали хватать нас за язык, то уже дело касалось именно этих деталюшек. Но тонкость состояла в том, что эти деталюшки были рассыпаны по кафедрам, где эти деталюшки разбирались обстоятельно, под всеми ракурсами, легально и нелегально, и рождались недоумения.
Озвученная фраза имела массу коварных противоречий, из которых вытаскивалась лживость и двуличность режима. Действительно, покупка хлеба государством не предполагала … его продажу. Хлеб принудительно сдавался. Так и было: параллельной фразой шла фраза «сдать государству». Двуличность была налицо. В чем? Если нет продажи – значит нет покупки, а если так, то нет сделки, есть изъятие. Если же наши идеологи представляли это как устойчивые отношения, то возникал другой вопрос: а кто определяет цену? Ответ была всегда один: только государство. То есть производитель не имел отношения к ценообразованию. Значит никакой сделки нет. Изъятие под видом сделки.
Но факт бы факт: покупки были, деньги платилась. Пусть в принудительном режиме. Тогда получалось, что государство – торгово-закупочная фирма со своими бизнес-правилами, интересами и своей формой эксплуатации, которая всегда начинается с произвола в ценообразовании одной стороной. Действительно, чтобы сделка имела формальные признаки, должен быть торг, а его не было. Цены устанавливались одной стороной. СССР было государством-бизнесменом.  
 
2.
Мы не в осуждение. И сегодня все государства в мире занимаются продвижением своих товаров, подключаются в особо крупных случаях и президенты. Это не порок. Но в СССР это был не просто порок – а клеймо. Общенародное государство торгует со своим народом – это как? Западники, выявляя эти противоречия, потешались, конечно, по полной. Но дело не в их потешках, а в том, что в природе СССР бизнеса не было, поскольку получалось, что на место тысяч мелких буржуев вставал один, но большой, буржуй – с теми же прибавочными механизмами, с теми же инвестиционными приоритетами и логикой, а главное с рычащим понятием – «рынок». И все попытки создать некий другой механизм, либо скрыть бизнесприроду СССР приводили только к новым искажениям.  
Дальнейший парадокс названной формулы в том, что государство определяло план, давало задание. Вроде бы нормальные действия заказчика. Но есть деталь – отсутствие договоров. Какой заказ, если не было двусторонних договоров? Значит это был не заказ, а приказ. Опять же мы не в осуждение, а для точности, чтобы понять, откуда вырастали противоречия, которые хоронили СССР.    
 
3.
Следующий перекос этой фразы заключается в том, что покупка завершалась … распределением. Если государство купила – то почему не продает? Ведь купленное государством не продавалась, а распределялось. Тогда двусмысленной формулы становилась роковой: государство которое ведет себя одной рукой как коммерсант, а второй как распределитель, рано или поздно войдет в разрыв: либо то либо другое. Ведь коммерческая составная активно развивалась не внутри, а вовне, во всём мире – за купленные товары СССР во всем мире покупало лояльность т.н. коммунистов по всему миру. Это было конечно дико: мы кормили, сами нуждаясь, реальной продукцией, наших контрагентов, которые нам продавали свою лояльность. Очень бездарный бизнес. Сама организация, которую СССР создали, называлась Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ), который было бы правильно переделать в совет СССР и его Нахлебников.
То есть мы можем сделать вывод, что СССР просто разорилось как бездарный бизнесмен, обменивающий активы на пустые лозунги. И получается наиболее адекватный бизнесмен, который прикрыл в 30-х торговлю лозунгами (Коминтерн) в обмен на активы, а затем стал приобретать реальные активы, был Сталин. Но это уже другая история.  
Магнитов ФотоПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ КОДЕКСАКЦИОНЕРНЫЙ КОДЕКСАВТОРСКАЯ КОНВЕНЦИЯМОДЕРНИЗАЦИЯ ЗАКОНА О ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЯХАвдеев ФотоЗАКОН ОБ ОППОЗИЦИИ Абросов А.В.ИННОВАЦИОННЫЙ КОДЕКСПРОМЫШЛЕННЫЙ КОДЕКСЗАКОН О КОНКУРЕНЦИИБасов Евгений АндреевичЗАКОН ОБ ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ СПОРТЕБолдырев ФотоПРОТЕКЦИОННЫЙ КОДЕКС ЗАКОНОПРОЕКТ О ЛОББИЗМЕКОНВЕНЦИЯ О ЛИМИТРОФАХРогозин-РазбойниковЗАКОН ОБ ЭСТЕТИЧЕСКОМ ПРОИЗВОДСТВЕЦЕРЕМОНИАЛЬНЫЙ КОДЕКСБурухина ФотоЗАКОН ОБ ОБРАЗОВАНИИСветлана Юрьевна Костицына ПРОГРАММА МОДЕРНИЗАЦИИ СЕМЕЙНОГО КОДЕКСАШадрин ФотоМОДЕРНИЗАЦИЯ ТРУДОВОГО КОДЕКСАЗАКОН О СОБСТВЕННОСТИ программа модернизацииЗворыгина ИКОНВЕНЦИЯ О РЕСТИТУЦИИ Бурухин Александр СергеевичЗАКОН О ТРЕНИНГОВОМ БИЗНЕСЕРЕЙТИНГОВАЯ КОНВЕНЦИЯКОЧНЕВ АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ В КОНСТИТУЦИИ программаЗАКОН О КУЛЬТУРЕЗАКОН О РЕЛИГИЯХ И РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ ЗАКОН ОБ ОККУЛЬТНОМ БИЗНЕСЕНиколаев ФотоДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА программа модернизацииКугаевскийДИНАСТИЧЕСКИЙ КОДЕКСЗАКОН О ПОЛИТИЧЕСКИХ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХПЕНИТЕНЦИАРНЫЙ КОДЕКС
ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ РЕПОРТАЖИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ СЕМИНАРЫ

ФОТОКОМПОЗИЦИИ