НАКАЗАНИЕ И СВОБОДА

Печать

Автор: Болдырев А.В. Категория: Пенитенциарный Кодекс

Преступление и наказание за него были и остаются неприятными, но неизменными спутниками человеческого общества. И общество всегда декларировало задачу не просто наказать, отомстить за преступление, но вернуть человека обществу, исправить. Однако всегда ли получалось? Возможно ли исправление в принципе? Что для этого нужно сделать? Этим вопросам был посвящен законодательный семинар Уральского отделения Изборского Клуба, прошедший 20 апреля в Челябинске.
 
Открыл семинар научный руководитель Отделения – Сергей Николаевич Магнитов. Он поприветствовал участников от имени Председателя отделения Ильи Владимировича Тыщенко. Приветствие оказалось развернутым. В нем Илья Владимирович поделился вопросами, которые связаны с пенитенциарной системой. Можно ли принудительным трудом исправить человека? Можно ли перевоспитать лишением свободы? Тем самым был задан тон всему семинару.
 
Сергей Николаевич продолжил уже от своего имени, сделав акцент на том, что исправительная система является вопросом государственной безопасности. В качестве примера, он привел эффект, который в свое время произвела повесть[1] Солженицына «Один день Ивана Денисовича». На весь Союз и на весь мир[2] было официально заявлено, что в советском обществе – обществе советских людей есть тюрьмы и лагеря, и что находятся там, в общем, неплохие люди. Удар по мировоззрению людей в СССР, по репутации СССР в мире был нанесен очень серьезный. Еще более мощный удар был нанесен книгой «Архипелаг ГУЛаг». Уже неоднократно доказано, что львиная доля изображенного в «Архипелаге…» - вымысел, но «слово вылетело», Советского Союза не стало. Конечно не только повесть и роман Солженицына тому причина, но одна из причин весомых - точно. Сейчас же сама количество людей в заключении и вышедших из заключения, у которых наверное мало симпатий к государству вообще, таково, что есть смыл задуматься о модернизации этой системы, исходя из проблем государственной безопасности.
 
Тему подчинения советских лагерей «по профилю» продолжил эксперт Отделения Андрей Валентинович Болдырев. Это привело к вопросу несоответствия действительности устоявшегося выражения «сталинские лагеря». Как Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) И.В. Сталин к созданию и руководству ГУЛагом не имел никакого отношения. А косвенные данные показывают, что и на посту председателя СНК он имел к ИТУ довольно опосредованное отношение. Поэтому словосочетание «сталинские лагеря» должно быть выведено из обращения.
В конце выступления был затронут вопрос эффективности советских ИТУ. По свидетельствам руководителей исправительно-трудовой системы того времени, эффективность труда заключенных была чуть ли не вдвое ниже, чем на свободе. Поэтому говорить об эффективности принудительного труда едва ли приходится.
 
Интересный вопрос статуса бывшего заключенного поднял другой эксперт Уральского отделения Изборского Клуба – Алексей Владимирович Кочнев.
После освобождения человек находится как бы «в подвешенном состоянии». С одной стороны он уже освободился и формально «очистился». С другой – действует ряд официальных запретов на профессию, запретов занимать некоторые должности. Есть и неформальное недоверие окружающих. То есть физически человек на свободе, а с моральной точки зренияи с точки зрения «портфолио» – ещё в зоне. И именно в этот неустойчивый период, - между освобождением и социальной адаптацией происходит основная масса рецидивов. Поэтому вопрос социального статуса человека, вышедшего из мест лишения свободы, должен быть обязательно рассмотрен и решен.
 
Пожалуй, самым ярким стало выступление самого молодого участника – Максима Станиславовича Шахова. Он затронул вопрос терминологии. Оказывается, пенитенциарный происходит от латинского слова, означающего покаяние. Тогда место заключения становится местом раскаяния. Однако место покаяния всегда были монастыри. Не следует ли тогда, следуя логике, места лишения свободы переименовать в монастыри, а заключённых именовать монахами? Вопрос был поставлен так остроумно и необычно, что впервые за всю историю законодательных семинаров прозвучали аплодисменты.
 
Наверное, самым интересным стало выступление Людмилы Борисовны Кугаевской, проработавшей в системе ИТУ 30 лет. Помимо собственно работы в местах лишения свободы, у неё имеется и опыт попытки создания системы реабилитации бывших заключенных. И на основании своего опыта она подчеркнула, что главным является человеческий фактор. И в качестве примера она привела своего бывшего руководителя - начальника челябинской ИК №2. Он «принял» зону в начале 1990-х, когда на фон общего хаоса в стране, хаос царил и в системе исполнения наказания. За 15 лет работы он сумел создать успешное промышленное предприятие машиностроительного профиля с подсобным хозяйством. Помимо чисто производственных успехов, решалась и задача перевоспитания. Не называя имен, Людмила Борисовна привела несколько примеров, когда после работы в «двойке» люди становились полноценными гражданами и добивались серьезных успехов в гражданской жизни. Однако, на общем фоне, пример В.И. Гусева – исключение, а не правило.
Остается только сожалеть, что до сих пор не дописана книга о В.И. Гусеве, которая могла бы стать удачным пособием по антикризисному управлению.
 
При подведении итогов семинара, собравшиеся отметили, что несмотря на болезненность темы, она является крайне важной и актуальной и работу в этом направлении необходимо продолжать.

[1] Автор определил жанр произведения как рассказ, но при публикации, для придания «весомости» был заявлен как повесть.

[2] Переведена на 12 иностранных языков

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ РЕПОРТАЖИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ СЕМИНАРЫ