МИРОВОЙ ЗАКОН

Печать

Автор: Магнитов С.Н. Категория: ЗАКОН трактат

Закон только тогда Закон, тогда он имеет мировое значение. Слово «мировое» мы употребляем взамен понятия «универсальное», поскольку в слове «мировой» нет структурного начала, а только масштаб – весь внешний мир. 

Действительно, если закон действует в каждой точке мира – то он закон, который не является произвольным интересом части мира, а является мировым законом.  

Задача отделить понятие Мирового Закона от установления любой группы лиц начинается именно с понимания масштаба Мирового Закона: если нечто всюду и не знает ваших границ – значит он не может быть вашей собственностью, он принадлежит себе и миру, являясь его проявлением. Под группой лиц мы имеем в виду любое собрание, - от домовладельцев до ООН.  

Несмотря на то, что это понимание обладает всеми признаками очевидности, Мировой Закон не утверждён, а подменён групповыми установлениями. Интересно бы узнать, почему в этом случае используется понятие именно закона, а не честное «установление», «уложение», конституция, и проч., подчеркивавшая  произвольное, групповое установление.

Ответ конечно очевиден: чтобы набросить на свои вздорности флёр именно мировой объективности, - другого объяснения нет. Эта подмена несомненно дискредитирует понятие Закона, а главное закрывает перспективу его открытия. Да и тот соблазн, который получает человек – объявить свои бессодержательные интересы законом - слишком велико, чтобы от него отказаться. Зачем корпеть над открытиями закономерностей, если проще озвучить свой интерес.  

Обращение к Мировому Закону становится необходимым в момент кризиса групповых установлений, которые начинают не работать на групповые интересы, а крушить их. Причём чем произвольнее установления, выданные за закон, тем сокрушительнее их произвол по отношению к установителям. 

Именно в тот момент, когда человеческий и групповой произвол берёт за глотку самих создателей имитации, начинаются отмены псевдозаконов. Но приходит вопрос: а чем заменить? – неужели опять, только на другой, групповой произвол?

Исторически так и происходило: один групповой произвол заменялся на другой. Приходили философы и заявляли, что нужны новые идеи и новые законы – и они менялись. Так тасовались иллюзии: полисные на римские, затем монархические, потом на республиканские, потом на диктаторские, потом на религиозные. И сама смена считалась обновлением законов. На самом деле это была смена иллюзий. 

И вот наступает момент, когда реестр иллюзий, фантомов заканчивается. Уже нельзя один фантом восстановить против другого и сменить: уже даже массовое сознание понимает фантомность одного и другого, а значит поступать по формуле поговорки «менять шило на мыло» уже не желает. Лучше пусть прежнее скверное, чем придет новое такое же скверное. И приходит понимание, что основывать свою жизнь необходимо на мировых Законах, а не на собственном или групповом произволе, действующем по формуле «сегодня решили, а завтра хоть трава не расти».    

При этом мы не склонны фантомные установления принижать и лишать их значения и даже некоторого законодательного потенциала – это есть, исторически сложно обнаружить мировое законы, а главное на них основывать жизнь масс. Не надо забывать, что групповые псевдозаконы стремились к не законности, а понятности массам. Они потрафляли интересам, а не отвечали титулы Мирового Закона. Увы, эта необходимость тоже была. Мы принимает исторические формы решений, отнимая только понятия Закона.

Сегодня тупик групповых решений, выдаваемых за закон, настолько велик, что стало понятно, что сам принцип уже опасен: групповых законов насочинялось столько, что даже само перечисление их теряет смысл. Мировой Закон актуализируется, потому что только изменение принципа группового утверждения на принцип мировой законности позволит тонны вредоносной макулатуры вывести за пределы нашего сознания и мирового системостроения.    

 

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ РЕПОРТАЖИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ СЕМИНАРЫ