НЕДЕЕСПОСОБНОСТЬ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ ФАНТОМОВ - ГЛАВНЫЙ ПОВОД К ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Печать

Автор: Магнитов С.Н. Категория: Законодательная Корпорация

Фантомность того, что называется законом, является главной причиной профессионализации законодательной деятельности, поскольку законодательный фантом становится дискредитантом понятия Закона.
Действительно, если законом называется непросчитанное, популистское  намерение, которое никогда не реализуется, то это не закон, но факт его озвучивания и утверждения голосованием ставит Закон в положение жертвы.  Вот закон ельцинских времен – о компенсации вкладов. Сегодня известно, что он оказался пустым пожеланием и обманом. Но факт есть факт закон как понятие, как субъект оказался дискредитированным. Причем уже в момент  опубликования был произведён анализ, который не оставлял сомнений в фантомности текста.
 
Цитата. «Президент подписал закон о компенсации наших вкладов, по которому никто никому ничего никогда не вернет.
Не прошло и десяти лет, как наша щедрая на посулы власть сделала очередной неспешный шаг, чтобы компенсировать вклады, которые грохнулись в Сбербанке после 1992 года. 9 февраля президент России Борис Ельцин подписал Закон «О базовой стоимости необходимого социального набора».
Удивительный сам по себе этот правовой акт, без сомнения, можно назвать «законом трудной судьбы». Впервые он был принят Госдумой 5 июля 1996 года. Затем трижды отклонялся Советом Федерации и столько же раз Б. Ельциным.
Из-за чего же народные избранники, сенаторы и всенародно избранный президент бодались почти три года? Основные битвы разгорелись вокруг «очень важной» проблемы: сколько стоил в конце восьмидесятых базовый набор продуктов, товаров и услуг - 524 или 464 рубля?
В итоге депутаты настояли на своей цене вопроса - 464 рубля.
Закон предлагает следующую хитроумную схему компенсации. Сумма, которая была у вас на сберкнижке на конец 1991 года (допустим, 1000 рублей), делится на 464, а потом умножается на стоимость минимальной потребительской корзины в нынешних ценах (по данным на конец прошлого года, это 717 рублей, но уже «новых»). Чтобы дальше, дорогие читатели, не забивать вам голову, сразу сообщим результат: после всех этих бредовых расчетов вместо «старой» тысячи вам выдадут на руки примерно полторы тыщи «новыми».
Но не спешите радоваться или, напротив, горевать! Эти цифры абсолютно абстрактные, ведь реально компенсировать погоревшие вклады никто не собирается. Как сообщил нам Владимир Зинин, руководитель департамента в Министерстве труда и социального развития, требуется: во-первых, принять закон о потребительской корзине; во-вторых, разработать методику расчета потребительской корзины; в-третьих, определить порядок расчетов прожиточного минимума, в-четвертых, в пятых...
Но даже если эти документы когда-нибудь и появятся на свет, мало что изменится. Сумма вкладов населения на конец 1991 года составляет 300 миллиардов рублей. Значит, вернуть народу нужно 450 миллиардов. Немыслимая сумма!
Вкладчикам остается утешать самих себя мыслью, что государство им что-то должно и даже признает свой внутренний долг. Из-за чего же весь сыр-бор? А это такая игра: «Мы принимаем законы, а что с ними будет дальше - совсем не важно...» («Миасский рабочий» 20.02.99 № 20 из «Долг платежом красен. От стыда», «Комсомольская правда»).
 
Борьба с законодательными фантомами имеет одну перспективу – профессионализация законодательной деятельности. Причём на первом этапе, профессионализм заключается в точном названии явления. Если бы этот текст не имел статуса закона, просто назывался бы решением (постановлением, установлением) президента Ельцина – претензий сразу оказалось бы меньше – профессиональный престиж Закона и скрытый престиж истинного законодателя не пострадал бы. Поэтому сама дисквалификация документа до Решения – простой шаг к дефантомизации закона.  
Если, по сути, любое необоснованное и недоказанное явление, выдываемое за Закон, можно назвать фантомом, то перевод его в частное мнение (разных статусов), делает стратификацию явление безболезненным. Но это будет первым шагом к профессионализации законодательной деятельности.
ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ РЕПОРТАЖИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ СЕМИНАРЫ